«Золотодобыча определяет вектор развития Магаданской области»

Нынешний год — юбилейный для легендарного объединения «Северовостокзолото». Шестьдесят лет назад, в 1957 году приказом Министерства цветной металлургии СССР была образована крупнейшая в стране структура, занятая добычей драгметаллов, которая стала преемницей не менее известного треста «Дальстрой». Сегодня и от «Дальстроя», и от СВЗ, во всём его величии, остались одни воспоминания. Зато какие! Практически любой колымчанин, любой житель страны, имеющий отношение к золотодобыче, при этих словах скажет, что это были гиганты, что каждый из них давал в своё время основную часть золота в стране. Если бы сейчас объединение «Северовостокзолото» продолжало жить и работать, вероятно, многое в Магаданской области было бы по-другому. Но печально знаменитые 90-е годы поставили крест на мощнейшем предприятии. И тем не менее золотодобыча на Колыме не умерла,— несмотря на все проблемы и трудности, отрасль развивается, движется вперед.

Связь времён не прервалась

Сегодня Магаданская область наращивает объёмы добычи драгоценных металлов, и в приоритете по‐прежнему — золото.

Вот как оценивает ситуацию руководитель одного из крупнейших золотодобывающих предприятий Колымы — концерна «Арбат», глава Ассоциации недропользователей Магаданской области, вице‐спикер областной законодательной думы Александр Александрович БАСАНСКИЙ:

— Объединение «Северовостокзолото» — целая эпоха в золотодобыче не только Северо‐Востока страны, но и всей России. Мощнейшая структура, которая определила вектор отраслевого развития на долгие годы вперёд. Во многом благодаря основам, заложенным во времена расцвета СВЗ, золотодобыча не умерла на Колыме. Сильные артели и предприятия россыпной золотодобычи сегодня возглавляют Михаил Васильевич СУХАНКИН, Сергей Семёнович БАЗАВЛУЦКИЙ, Николай Адамович ДЕРЕЖЕНЕЦ, Юрий Игнатьевич БАБИЙ и другие. Флагманом добычи рудного сырья являются предприятия ГК «Полиметалл», руководитель магаданского подразделения Геннадий Николаевич КУЗЬМЕНКО, традиции геологов продолжают такие предприятия, как «Дукатская горно‐геологическая компания» под руководством Юрия Ивановича РАДЧЕНКО. Все мы, в определённом смысле, вышли из СВЗ. Мы помним тех, кто уже ушёл от нас, и уважаем людей, продолжающих их дело. А это значит, что у нас есть будущее.

Страна ждала золото. И получила его

Северо‐Восток России, прекрасный и загадочный, всегда таил в себе несметные богатства. Со времён полулегендарного старателя Бориски было известно, что золото здесь есть, но как к нему подобраться, как суметь взять столь любимый человечеством металл? Старатели‐одиночки давно мыли помаленьку на ручьях и речках золотоносные пески, но дальше этого дело не шло, да и не могло пойти — необжитый регион при полном отсутствии дорог и других проявлений цивилизации был неприступен. Передвигаться надо было по непролазным тропам, причём обязательно требовался проводник из числа коренного, немногочисленного населения. Тем не менее геологи, которых, как известно, мало какие преграды останавливают, утверждали, что открыли богатейшие месторождения.

Между тем советская власть остро нуждалась в пополнении золотого запаса, весьма истощившегося в революционных бурях. Уже с 1928 года на Колыме начинается учтённая добыча золота. Но это была капля в море, требовались совсем иные масштабы. Руководство страны пришло к необходимости создания организации, которая смогла бы, несмотря на отсутствие в регионе стартовых возможностей, обеспечить добычу золота. Причём в как можно более сжатые сроки. И вот 11 ноября 1931 года постановлением ЦК ВКП (б) был образован трест «Дальстрой».

Дальстрой был наделён чрезвычайными полномочиями, получил невероятные льготы, в том числе и налоговые, он подчинялся высшему руководству страны — через ОГПУ и НКВД лично Сталину. Иосиф Виссарионович сам назначал и смещал руководителей Дальстроя, отслеживал его работу.

Территория, на которой вёл свою деятельность Дальстрой, была гигантской. Если в начале 30‐х годов она составляла 400 тысяч квадратных километров, то к началу 1950‐х уже 2,8 миллиона квадратных километров. Сюда входили не только Колыма, но и Чукотка, часть Якутии, Хабаровского края и Камчатской области, отдельные населённые пункты Приморского края. В общей сложности территория, охваченная Дальстроем, составляла около одной седьмой части всей территории СССР. Ни до, ни после подобной структуры не было.

Помимо добычи золота, а потом и других металлов, Дальстрой вёл мощную геологоразведку. В 30‐е годы прошлого столетия были сделаны многочисленные открытия россыпных месторождений Яно‐Колымского золотоносного пояса. Уже тогда геологами был заложен фундамент развития горнопромышленного комплекса Северо‐Востока на многие десятилетия вперёд. В то же время ускоренными темпами строилась важнейшая транспортная магистраль — Колымская трасса, которая является основной для региона и по сей день. Был построен мост через реку Колыму, морской порт.

В первые годы уровень добычи, по вполне понятным причинам, был очень скромным — в 1932 году 500 килограммов, в 1933‐м — 800. Но уже в 1934 году было добыто пять с половиной тонн золота, а в 1940‐м — 80 тонн. Добывались и другие полезные ископаемые. Так появились знаменитые «пять металлов Дальстроя» — золото, олово, вольфрам, кобальт и уран.

Деятельность треста «Дальстрой» стала основой развития Северо‐Востока страны, начался прирост населения, посёлок Магадан получил статус города. Но нельзя не сказать и о другой стороне великого Дальстроя, о том, какой ценой давались все эти высокие достижения.

Великий и ужасный

В 1933 году в Дальстрое на золотодобыче впервые стали использоваться заключённые. Результат не замедлил сказаться — уже в следующем году добыча золота выросла почти в семь раз! И с 1 934‐го по 1953‐й (год смерти Сталина) заключённые ГУЛАГа стали основной рабочей силой на Северо‐Востоке страны. Государство не спешило привлекать сюда вольнонаёмных граждан, предпочитало использовать принудительный труд — так было значительно дешевле. К 1949 году заключённые составляли почти 97 процентов всех работающих в Дальстрое.

Условия труда заключённых были чудовищными. Особенно зверствовал новый руководитель, возглавивший Дальстрой в 1937 году, — К. А. ПАВЛОВ. Он сменил арестованного и впоследствии расстрелянного первого директора треста Э. П. БЕРЗИНА, которого Павлов обвинил во вредительстве. Тогда репрессиям подверглись многие руководящие работники Дальстроя, геологи‐первооткрыватели, судьбы многих из них сложились трагически.

При Павлове режим содержания заключённых был значительно ужесточён, за невыполнение нормы выработки урезали и без того скудное питание, сажали в карцер. Людей предписывалось держать в забоях до 16 часов подряд — до выполнения плана. Даже самые крепкие мужчины не выдерживали такой нагрузки, не справлялись с планом, соответственно, их питание урезалось, и они быстро становились, по лагерной терминологии, «доходягами». При этом условия содержания людей были ужасными. Из‐за недоедания и некачественной пищи заключённые страдали от многочисленных болезней, в том числе от цинги, медицинской помощи во многих лагерях не было. Смертность среди подневольных рабочих зашкаливала.

Павлов стремился наращивать добычу золота любой ценой — он точно знал, что взамен умерших прибудут новые этапы заключённых.

В годы Великой Отечественной войны с 1 941 по 1944‐й Дальстрой дал стране 290,7 тонны золота. В самый сложный период войны он обеспечивал добычу 55,5 процента золота СССР. Но сколько жизней было отдано за это!

О том времени написаны множество статей и книг, в Магадане жертвам репрессий установлен памятник — «Маска скорби» скульптора Эрнста НЕИЗВЕСТНОГО. Так что Дальстрой оставил после себя не только великие свершения, но и великий трагический след.

В послевоенное время произошло сокращение объёма добычи драгметалла, и в 1957 году трест «Дальстрой» был упразднён. На его месте возникла другая мощная структура — объединение «Северовостокзолото».

СВЗ — знак эпохи

На Колыме аббревиатуру СВЗ знают практически все. Если человек сам и не работал в структурах объединения, то уж кто‐то из его близких — наверняка. Потому что в Магаданской области золотодобыча — основной вид деятельности, другую работу здесь найти маловероятно. И сегодня, когда гигантского объединения уже нет, любому таксисту можно сказать: «До СВЗ», и вас доставят именно к этому знаменитому зданию.

А тогда, в далёком 1957 году перед преемником Дальстроя стояла первоочередная задача — нарастить добычу золота, которая начиная с 1953 года неуклонно снижалась. И этот процесс пошёл. Уже по итогам первого года работы объединения было добыто

32 313 килограммов драгметалла, что на 643 килограмма превышало уровень добычи 1956 года в Дальстрое.

Далее последовало укрупнение объединения и наращивание объёмов добычи. Сразу скажем, что максимум был достигнут в 1974 году. Тогда предприятия объединения произвели 83,2 тонны золота. Рекорд так никогда и не был перекрыт, в нынешнем году Магаданская область планирует добыть не менее 30 тонн золота, и это на сегодняшний день большое достижение.

А в 57‐м СВЗ переживал период становления, поскольку всегда непросто начинать работать на обломках старой структуры. Большие деньги тратились на привлечение квалифицированных управленческих специалистов, которых надо было заинтересовать работой на новом месте и подвигнуть к переезду на Колыму из других регионов страны — заключённых больше не было. Оптимизировалась работа приисков, укреплялось и развивалось геологоразведочное подразделение…

Колыма манила молодёжь

В период расцвета Северовостокзолота в объединение входило 32 предприятия с самостоятельным балансом, на которых работало более ста тысяч человек, геологоразведочные экспедиции, строительные и торговые организации, пять машиностроительных заводов, два морских порта. Кроме этого в состав СВЗ входило автодорожное объединение, два леспромхоза, Ванинский лесопромышленный комбинат, научно‐исследовательские и проектные институты, а также сельскохозяйственные предприятия и техникумы.

Географически СВЗ охватывало огромную территорию — объединение вело свою деятельность на Колыме, на Камчатке и на Чукотке. Притом это была живая структура, которая совершенствовалась и развивалась. Горнопромышленные управления реорганизовывались в горно‐обогатительные комбинаты, которые и составляли основу производственной деятельности. Работали Полярнинский, Билибинский, Берелёхский, Дукатский, Тенькинский, Оротуканский, Сусуманский, Среднеканский, Карамкенский, Комсомольский, Ягоднинский ГОКи. Золото также добывалось на приисках — Отрожный, Экспериментальный и рудник им. Матросова. Кроме этого, добыча серебра доходила до 200 тонн в год.

Работать в объединении СВЗ — признанном лидере по добыче золота в СССР, было не только престижно. Хорошие зарплаты, социальные гарантии, возможность профессионального роста привлекали сюда людей, особенно молодёжь, со всей страны. Население Магаданской области в те годы составляло порядка 400 тысяч человек. И для всех находилась работа.

Время сильных людей

В такой сверхмощной структуре, как СВЗ, не могли не появиться яркие, неординарные личности. И в первую очередь следует сказать о легендарном директоре объединения Валерии Николаевиче БРАЙКО. Он пришёл в СВЗ в 1961 году, начинал мастером, был главным энергетиком, главным инженером, директором прииска, с 1 975 по 1982 год возглавлял Полярнинский горно‐обогатительный комбинат. А в 1985 году стал генеральным директором объединения Северовостокзолото. Ему суждено было стать последним директором СВЗ — он проработал в этой должности до 1995 года, когда объединение было приватизировано и, по сути, уничтожено. Можно только догадываться, как горько было человеку, отдавшему СВЗ более 30 лет жизни, видеть развал гиганта. После этой катастрофы Брайко до 2012 года был председателем Союза золотопромышленников России. За свою жизнь он заслужил не одну государственную награду, но лучшей стал тот след, который он оставил на Колыме, память тех, с кем он делил и радости и беды.

В то время Колыма была необычайно богата на выдающихся людей. Здесь создал свою первую артель легендарный Вадим ТУМАНОВ, директором Карамкенского ГОКа работал Николай Михайлович СЕЛЮТИН, главным инженером этого же предприятия — Валерий Григорьевич ГОНЧАРОВ, в Карамкенский ГОК входила и артель «Чайбуха», которую возглавлял знаменитый старатель Иван Васильевич КОБЗЕВ, на Сусуманском ГОКе начинал свою профессиональную деятельность нынешний председатель совета его директоров Владимир Кириллович ХРИСТОВ… Список можно продолжать долго. Но ясно одно — это было время больших свершений, и оно выбрало своих героев.

Кончается история объединения Северовостокзолото, как и многого другого в нашей стране, в 90‐е годы прошлого столетия. Разруха и хаос, наступившие в стране со сменой государственного строя, уничтожили не одно предприятие. Но СВЗ всё же — особый случай. Это была компания мирового уровня, которая определяла жизнь и перспективы целого региона. Сейчас, конечно, поздно говорить, но если бы была государственная воля, если бы тогдашние политики думали не о том, как поделить портфели во вновь родившейся России, а о том, чем она станет жить, возможно, СВЗ и удалось бы сохранить, пусть и в иной форме. Многое на Дальнем Востоке в этом случае пошло бы по‐другому.

Но сослагательного наклонения у истории нет. В 90‐е годы предприятия начали выходить из объединения, пытаться выживать поодиночке, многие при этом канули в Лету. Из горно‐обогатительных комбинатов сохранить удалось только один — Сусуманский ГОК. Достигнуто это было благодаря титаническим усилиям преданных своему делу золотодобытчиков, которые сумели создать новую, ныне вполне успешную структуру — холдинг «Сусуманзолото».

Сегодня, как уже было сказано, золотодобыча в Магаданской области идет вверх. Это непростой процесс, но именно он определяет вектор развития территории.

Источник:  nedradv.ru