World Gold Council: Снижение - общий тренд в добыче золота

В последние три десятилетия производство золота в мире выросло вдвое, но нет уверенности, что эта тенденция продолжится, отмечает эксперт Metals Focus Марк Феллоус в обзоре World Gold Council (WGC).

ПРОШЕДШИЕ 30 ЛЕТ

Историческими мировыми лидерами в добыче золота были ЮАР, США, Канада и Австралия. К 1987 году на эту четверку приходилось около 60% всего первичного золота. Однако, с того времени многое изменилось в отрасли, и в настоящее время на большую четверку приходится менее 30% годового производства.

Географическая диверсификация происходила параллельно с беспрецедентным увеличением производства. В 2016 году добыча золота достигла седьмого подряд исторического пика, и была почти в два раза выше показателей конца 1980 годов, когда был основан WGC.

Продолжающийся рост производства в США, Австралии и Канаде дополнили Китай и Россия. В частности, Китай превзошел ЮАР в 2007 году и занял первую строчку в рейтинге, а по итогам 2016 года выпустил 464 тонны золота, что было на 60% больше Австралии которая располагалась на втором месте.

На фоне притока иностранных инвестиций, значительно увеличили добычу и развивающиеся страны в Латинской Америке, Африке и юго-восточной Азии. В результате общий объем когда-либо добытого золота удвоился с середины 1970-х и составил 190 тысяч тонн в 2016 году. А если текущие производственные объемы будут поддерживаться еще 30 лет, это добавит к общему историческому производству 97 тысяч тонн драгоценного металла. Однако, откуда возьмется это золото и сколько может давать индустрия при текущих процентах извлечения, это вопрос совокупности различных факторов.

ЗАПАСЫ В НЕДРАХ

На конец 2016 года известные запасы в недрах месторождений составляли более 55 тысяч тонн. Даже с учетом высокого показателя извлечения в 90%, этот объем обеспечит сегодняшнюю промышленность только на 15 лет. Но кроме этого есть еще 110 тысяч тонн ресурсов, чего более чем достаточно для продолжения работы на текущих уровня и после 2048 года.

Эта минерализация не может быть классифицирована как запасы по двум причинам — либо экономически неэффективно добывать при текущих ценах, либо ресурс еще недостаточно изучен, и пока не созрел для освоения.

На разрабатываемых месторождениях, на которые приходится более 60% этих ресурсов, чаще всего не выгодно их конвертировать в запасы раньше времени, и в особенности, на участках для подземной отработки, где проводить бурение на большие глубины с поверхности очень дорого. Что касается оставшихся 40%, которые приходятся на проекты развития со средними и бедными содержаниями, то компании чаще всего предпочитают для отработки искать более богатые участки.

ЗАТРАТЫ И ЦЕНЫ

Вместе с увеличением производства, росли и затраты — в среднем на 10% в год, за последние 15 лет. В то же время геологоразведка и строительство рудников также прибавили в цене. Поэтому необходимы значительные средства для того, чтобы ввести в эксплуатацию следующее поколение месторождений без чего у отрасли нет будущего, так как около 30% текущих запасов ассоциируется с проектами, решения по строительству которых пока не приняты.

В настоящее время 1500 долларов за унцию, — это необходимая и достаточная цена золота для того, чтобы поддерживать текущее мировое производство.

Эта цена складывается следующим образом:

  • 75 долларов — в среднем затрата на поисковые работы;
  • 200 долларов — затраты на строительство;
  • 1150 долларов — другие составляющие показателя AISC (совокупные издержки) по большей части отрасли;
  • возврат на инвестиции составляет 15%, при том, что это нижняя граница, особенно для политически нестабильных юрисдикций.

СНИЖЕНИЕ ОТДАЧИ ОТ ГРР

Анализ исторических открытий месторождений золота выявил ряд проблем для горнодобывающей промышленности, которая не намерена снижать производство золота в течение следующих 30-ти лет. Прежде всего, это, то что после пиковых 1980-х годов процент новых открытий упал несмотря на то, что с начала 2000-х бюджеты на геологоразведку постоянно росли.

Во-вторых, наблюдается недостаток открытия месторождений мирового класса с запасами более 5 млн унций (155 тонн), которые могли бы стать крупными рудниками с ежегодной добычей 250 тысяч унций (7,8 тонны) золота.

Ключевая проблема многих мейджеров наглядно иллюстрируется ожидаемой мощностью проектов в их портфеле. В отличие от нынешних действующих месторождений, будущий портфель почти лишен проектов, способных производить более 250 тысяч унций в год. Сейчас рудники, производящие больше этого объема, в совокупности дают примерно 50% мирового производства золота, а это означает, что индустрия в будущем будет поддерживаться множеством мелких рудников, или столкнется с резким сокращением мощностей.

Экономия в геологоразведке привела к тенденции сокращения обнаружения новых месторождений, так как, чаще всего работы фокусируются на поиске рядом с действующими рудниками, вместо того, чтобы исследовать новые площади. В то же время, основные геологоразведочные бюджеты сейчас сконцентрированы в Австралии, Канаде и США, на которые приходится более 40% мировых затрат с 2005 года.

По оценке S&P Global Market Intelligence, бюджет ГРР по золоту в 2017 году оценивается в 4,05 млрд долларов. При этом, 17% приходится на Канаду, 16% — на Австралию, 15% — на весь африканский континент, 9% — на США, 6% — на Мексику, по 4% — на Перу, Чили и Китай, и 3% на Россию.

Финансирование геологоразведки в развитых золотодобывающих странах стимулируют: политическая среда, местная инфраструктура и наличие квалифицированной рабочей силы и оборудования. Крайне важно, что именно в этих странах, любые открытия в конечном счете будут иметь гораздо большую ценность из-за их более простого и безопасного пути к производству. Недавние проблемы между правительством Танзании и горнодобывающими компаниями свидетельствуют о значительных препятствиях, замедляющих потенциальный рост производства в Африке.

Доминирование золотодобывающих держав продлевается за счет еще двух факторов: растущий акцент компаний на разведку вокруг своих действующих рудников и их способности находить дополнительные запасы и ресурсы вблизи существующей горнодобывающей инфраструктуры.

● Во-первых, учитывая значительную инфляцию в строительстве и эксплуатационных расходах за последнее десятилетие, инвестиции для расширения или продления жизни рудника — с использованием существующей инфраструктуры — часто дают гораздо большую отдачу от инвестиций.

● Во-вторых, время, необходимое для вывода проекта на коммерческое производство за последние два десятилетия удвоилось и в настоящее время занимает около 20 лет. Таким образом, разработка проектов brownfield, как правило, предлагает гораздо более легкий путь к сохранению уровней производства, чем greenfield проектов.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В НЕДРА

С начала 1970 годов процент золота, извлекаемого с подземных рудников значительно, сократился и в настоящее время составляет примерно 25%.

Этому есть несколько причин:

  • намного меньше золота поступает из ЮАР и глубоких подземных рудников бассейна Витватерсранд (Witwatersrand);
  • бедная руда теперь может перерабатываться при использовании новых технологий, в том числе кучного выщелачивания;
  • более крупное горно-обогатительное оборудование помогло добиться экономии за счет масштаба, — среднее содержание драгметалла в перерабатываемой руде сократилось с более 10 г/т в начале 1970-х до 1,4 г/т и менее в настоящее время.

В будущем, однако, текущая тенденция по карьерной разработке месторождений сменится подземной добычей. Средняя глубина обнаружения новых залежей продолжает увеличиваться, а это обозначает, что большая их часть будет добываться подземным способом. Кроме того, добыча будет переходить под землю на brownfield проектах, где компании иначе не могут извлечь глубинные рудные тела, что уже происходит на зрелых золоторудных месторождениях в Западной Австралии.

Технологические усовершенствования, включая автоматизацию, также будут способствовать этой тенденции, снижая затраты на рабочую силу, которые часто составляют значимую долю общих эксплуатационных расходов на подземных рудниках.

В конце концов всё это должно остановить 40-летнюю тенденцию к снижению содержаний в перерабатываемой руде, поскольку глубоко залегаемые месторождения, как правило, имеют более богатую руду.

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ЛОКАЦИИ

Некоторые компании всерьёз изучают возможность добычи полезных ископаемых за пределами традиционных мест их распологания.

В то время, как коммерчески оправданная операция по добыче на астероидах выглядит маловероятной, добыча с морского дна может стать заметным источником драгоценных металлов к 2048 году. Основная идея заключается в использовании существующих технологий в морской нефтегазовой промышленности, в её сочетании с извлечением на поверхность массивных сульфидных систем морского дна и полиметаллических конкреций, которые обычно содержат медь в дополнение к значительным концентрациям золота и других металлов.

Несмотря на то, что технология пока еще на ранней стадии, в случае успеха она может быть широко использована, поскольку, как предполагается, в мировом океане насчитывается около пяти тысяч массивных сульфидных систем.

И ВСЁ ЖЕ — СНИЖЕНИЕ

Тот факт, что известных запасов золота хватит на 15 лет, не является критичным для отрасли, поскольку этого временного окна вполне достаточно для восполнения добываемых унций. Однако, как и все природные богатства, золото является исчерпаемым ресурсом, поэтому, в долгосрочной перспективе глобальное предложение золота неизбежно ожидает спад.

Степень этого падения будет определяться многими факторами, не в последнюю очередь ценами на золото, технологическими достижениями и инвестиционной привлекательностью стран Африки, Северной и Южной Америки.

Нельзя также исключать вероятность открытия нового гигантского месторождения типа Витсватерсранд, а также прогресса в технологиях добычи с морского дна.

В настоящее время на бассейн Витсватерсранд в Южной Африке приходится практически треть золота, когда-либо добытого, и при этом там еще имеются значительные ресурсы. Есть предположения, что подобное открытие может произойти в регионе Пилбара (Pilbara) в Западной Австралии, которого одного хватит для поддержания предложения золота в течение следующих трех или нескольких десятилетий.

Источник: Вестник Золотопромышленника